В воротах «Спартака». «Чёрный коршун» и павшая звезда

В воротах «Спартака». «Чёрный коршун» и павшая звезда

Продолжаем знакомить читателей с вратарями «Спартака». На очереди Михаил Пираев и Владас Тучкус.

«Спартак» не сразу смог заменить травмированного Алексея Леонтьева. И Владимир Чернышёв, и Юрий Костиков были сильными вратарями, но Чернышёв не отличался крепким здоровьем, поэтому клуб продолжал поиски вратаря даже после чемпионского сезона-1952. И тут расформировали ВВС, после чего освободился опытный Михаил Пираев. Большая часть карьеры Михаила Якобовича прошла в Грузии. В сороковые годы Пираев, ассириец по национальности, играл за «Спартак», но тбилисский. Потом его взяли в ВВС, где Михаил играл по очереди с Анатолием Акимовым. В «Спартак» он пришёл уже зрелым мастером. Наверное, будет интересно узнать, что писал о Пираеве Никита Павлович Симонян.

Худой, тоненький, как тростинка, мощи – кожа да кости. Ему довольно сложно было играть на выходах, но зато в воротах мгновенно взлетал за мячом в верхний угол, мгновенно доставал его в нижнем. Помню, приехали мы в Польшу и в одной из газет увидели дружеские шаржи на себя. Миша был изображён чёрной птицей, нависшей над воротами, не то вороном, не то коршуном, готовым броситься на каждого и растерзать – горящие огромные глаза, лохматые брови. Он долго задумчиво рассматривал свой портрет: «Слушай, если я так похож на крокодила, может, мне пойти работать в зоопарк?»

В команде Мишу любили. И за чувство юмора, никогда ему не изменявшее, и за кристальную честность, порядочность. Изобразив его птицей, готовой стремглав взлететь и камнем броситься на землю, польский художник явно не знал, что наш Пираев и птиц «переигрывает». В Тарасовке прямо за стадионом начиналась сосновая роща. Иногда мы делали в ней зарядку под аккомпанемент крикливых галок. Однажды, едва несколько галок слетело на землю, Миша совершил молниеносный бросок и выпрямился с птицей в руках. Повертел её, показал нам и выпустил. А однажды, к нашему изумлению, схватил сразу двух петухов – такая поразительная реакция. После 1954 года его пригласили в Тбилиси. Он принял приглашение, поскольку был родом из этого города, и не один сезон потом надёжно защищал ворота «Динамо».

А ещё Пираев, будучи стражем ворот ВВС, повлиял на выбор другого знаменитого голкипера – Владимира Маслаченко. После того, как юный Маслаченко увидел бросок Пираева за мячом, он твёрдо решил, что станет вратарём.

Владислав (Владас) Тучкус сверкнул кометой на футбольном небосклоне. Вратарь исключительного таланта мог стать звездой первой величины. Но не стал, в чём виноват в первую очередь сам.

Владас начинал играть в своем родном городе Шауляе. Семнадцатилетний юноша играл так уверенно, словно за его спиной был не один сезон во взрослом футболе. Через несколько лет Тучкуса позвали в главную команду Литвы – вильнюсский «Спартак», а там и приглашение от другого «Спартака» – московского – не замедлило жать. В 1954 году Владислав стал основным вратарем «красно-белых», потеснив Пираева. Особенно хорош был Тучкус на выходах. Владимир Маслаченко вспоминал, что игра спартаковского голкипера на перехватах произвела на него неизгладимое впечатление. Ни одного лишнего движения, всё точно, быстро и своевременно. Рослый и фактурный атлет (как писал Николай Старостин: «с Тучкуса можно было лепить скульптуру Давида») не боялся ни дуэлей в воздухе, ни столкновений с противниками. И почти всегда выходил победителем. Никита Павлович Симонян говорит:

По своему таланту Тучкус был близок к Яшину, наверное, мог бы стать равным Льву Ивановичу. Владислав отлично играл и на линии, и на выходах, хозяйничал во всей штрафной площадке. Роскошный вратарь.

Тучкус был довольно любознательным. На тренировках он любил бить пенальти. Во-первых, для того чтобы понять психологию бьющего, а во-вторых – хотел совершить подвиг отразить пенальти и забить мяч в одной встрече. Мечта осуществилась наполовину. Владислав несколько раз отражал удары с точки. Что касается гола, так никто из спартаковских вратарей в официальных встречах не забивал.

А ещё Тучкус был кандидатом в сборную СССР. На Олимпиаду в Мельбурн он не поехал, но в перспективе мог побороться с Львом Яшиным. Но не получилось. Звёздочка Тучкуса погасла столь же быстро, как взошла.

Как и его тёзку Владислава Жмелькова, Тучкуса сгубило пьянство. Большой город, слава, поклонницы и поклонники. Голова закружилась. Вратарь и сам не заметил, как втянулся. Пьянство тут же сказалось на игре. Да и отношения со сборной не сложились. В 1956 году Тучкус помог «Спартаку» выиграть всесоюзное золото, но в 1957-м он сравнительно легко уступил пост номер один Валентину Ивакину. В том же пятьдесят седьмом терпение спартаковского руководства лопнуло, Тучкус был отчислен. А в следующем году дело Стрельцова грянуло. Попало и нарушителям режима, в числе которых оказался и Владас. Пожизненная дисквалификация. Потом наказание смягчили, после двух лет простоя Тучкус вернулся в большой футбол. Правда, уже не в составе «Спартака», а в рядах рижской «Даугавы». Владас довольно быстро стал напоминать прежнего Тучкуса. Вытаскивал матчи, парил над штрафной. Отражал сложнейшие удары, в том числе 11-метровые. Например, в матче против «Зенита» в Ленинграде Владислав взял пенальти на 90-й минуте и спас рижан от проигрыша. К сожалению, Тучкус взялся за старое. В 1961 году 29-летнего голкипера выгнали и из «Даугавы».

Владислав Александрович всё же вышел победителем в борьбе с алкоголизмом, но в ворота уже не вернулся. Судил матчи в Латвии, тренировал команды в Туркмении. И наверняка сожалел, что его карьера оказалась такой скомканной. Владислав Тучкус умер при невыясненных обстоятельствах в Риге в 1998 году. Было ему 66 лет. В память об этом незаурядном вратаре в Латвии проводится футбольный турнир.

Источники: footballhd.ru (часть первая) и footballhd.ru (часть вторая)

Источник www.soccer.ru